Принципы цветового воздействия

images007Простая перемена цвета одежды или интерьера связана с новым восприятием мира. И ведомая цветом душа чувствует это. В нашем стремлении лучше приспособиться (к партнеру, к семье, к коллективу) цвет играет роль опредмеченных эмоций. То есть цветом одежды или машины мы часто передаем все то, чего никогда не сможем сказать окружающим. Не из-за боязни чего-либо. Нет. Скорее уж потому, что не можем выразить словами все реально ощущаемое, все чувствуемое нами. Словами можно передать осознанное, цветами – неосознаваемое. Да и можно ли словами передать содержание своей души – все свое отношение к свету, к миру, к себе, к окружающим.
С учетом сказанного, будем основываться на концепции цветовой терапии, наиболее четко изложенной М. Люшером и У. Бером . Согласно этим исследователям, во-первых, цвета отражают существующее поведение и сущность человека, а, во-вторых, предпочтение каких-либо цветов свидетельствует о возникающей потребности к «перемене цвета», то есть о фиксации наступающего состояния интеллекта. Поэтому для цветотерапевта прежде всего следует выяснить причину, по которой пациентом выбирается наиболее предпочтительный цвет. Так, пациент может выбирать и цвет, отвечающий существующим отношениям компонентов интеллекта, и цвет, благодаря которому интеллект получит недостающее подкрепление для какого-либо из компонентов интеллекта. Люшеровская методика дает основания полагать, что эти два выбора взаимозависимы и принципиально не разделимы.
Мы же считаем эти принципы выбора предпочтительных цветов двумя последовательными стадиями возникающей потребности в гомеостазе интеллекта. Иначе говоря, возникающая в интеллекте потребность является проекцией на его сущность. А проекцию от потребности всегда можно отделить, как мы это увидим ниже. В соответствии с этим цвета можно использовать в качестве инструмента для исследования интеллекта человека (психологической диагностики) и последующего приведения в норму, согласно возникшей у пациента потребности.
Применение в цветовой терапии вслед за основным (лечащим) цветом дополнительного к нему, согласно Вайсу, вызвано тем, что он усиливает действие основного. Действительно, интеллект приостанавливает действие излишнего цветового излучения, вырабатывая через определенный промежуток времени (адаптации) дополнительный цвет. Если в это время (то есть когда нейтрализуется вредное излучение) интеллект получает тот же цвет, который он вырабатывает для нейтрализации основного, то может возникнуть интеллектуальная перегрузка, выражающаяся в цветовом утомлении и даже усталости.
Так, в частности, симметрия распределения цветов в цветовом круге по отношению к вертикальной оси П-З и центру (Сер) дает преимущественно антагонистический эффект. Например, по данным Вайса, О цвет стимулирует дыхание и соответствует вдоху, тогда как дополнительный к нему С замедляет дыхание и соответствует выдоху. И вместе с тем, эти два цвета в цветотерапии неразделимы и считаются осью, на которой можно количественно оценить рассматриваемые функции с учетом их оппонентности. Однако следует помнить, что реакционная способность интеллекта к адаптации может приводить к инверсии указанных цветов и соответствующих функций
Проще говоря, цветовая задача нашего интеллекта состоит в устранении или в ослаблении неблагоприятных воздействий. Отвести нас подальше от противного раздражителя. Или его удалить подальше от нас. “С глаз долой – из сердца вон”. Как же это сделать, если не получается “с глаз долой”? Любая женщина знает, что цвет достигает наибольшей выразительности, если рядом с ним поместить немного контрастного цвета . И этот же контрастный в большей пропорции может “уничтожить” не желаемый цвет. Так и появляются цвета наших одежд – в выборе цветов желаемых и уничтожении не желаемых. А ведь любимые нами цвета при сочетании с контрастными дают белый или серый цвета.
Не получается ли так, что душа наша стремится к нейтральности белого или серого цвета? Хотя тело и не может жить без цветового окружения модных одежд. Душа или тело определяет этот выбор “просто” любимых цветов, цветов интерьера или цветов одежды? Последуем же за Григорием Нисским, утверждавшим, что душа – это внутренний образ тела. А можно ли приписать каждому из нас определенные цвета? И будут ли отличаться цвета души от цвета одежд? Одинаковы ли эти наши внутренний и внешний цвета, цвета души и тела? Если бы они были одинаковы, то по цветам одежды можно было бы судить и о внутренних цветах человека. Так, еще в 1970 году Беллегард предлагал реализовывать в цвете истинные портреты личностей – “хромотипограммы”. По какому же принципу создавать эти портреты?
В настоящее время существует множество теорий, объединяющих человеческую личность со Вселенной на уровне тонких тел, которые взаимосвязаны отношениями определенных энергетических центров Наиболее явным образом эти отношения представлены в «нетрадиционной» медицине традиционных культур Востока, где цветом характеризуются не только функциональные свойства (так называемые поля) организма, но и внутренние органы, эндокринная система и т.п.. Современная экстрасенсорика также выявляет в человеческом теле своеобразные энергетические поля. При этом устанавливается связь этих полей как с местоположением, уровнем, чувствами или функциями человека, так и с цветом каждого поля.
Разумеется, представленные в табл.1.3 данные не являются столь прерывными (дискретными) как это выражено словами, аналогично тому как и цвета мы разделяем только по их названиям. На самом деле, как спектр белого света являет собой непрерывный переход одних оттенков в другие, и чувства, и функции органов человека представляют собой непрерывное динамическое изменение и/или наложение друг на друга.
Итак, зная, какие чувства или функции наиболее развиты у человека, можно ли сказать нечто определенное и о его внутреннем цветовом пространстве? Ведь только что мы видели, как выбор того или иного внешнего цвета “дополнял” излюбленный внутренний до белого или серого. И цвет одежд становился контрастным к цвету души, уничтожал последний или подчеркивал его выразительность. По всей видимости, оба эти варианта периодически сменяют друг друга. Сначала человек совмещает цвета души и одежд в своем нравящемся единстве. Когда же наступает цветовое утомление от этого единообразия, то цвет меняется на контрастный, чтобы через нейтральный серый перейти к новому витку своей жизни, к новому цвету души, а затем и одежды.
Не будем говорить о человеке и цвете вообще. Посмотрим лучше на конкретные характеры людей и цветов. Сравним соответствие между ними и, в частности, действие теплых (желто-красных) и холодных (сине-зеленых) цветов на людей определенного темперамента.
Доказательства такого действия цвета на лиц с разными характерами приводились В.М. Бехтеревым, Э.М. Гейлом, Э.Д. Бэббитом и многими другими: Состояние больных, страдавших от меланхолии, ухудшалось в синих и зеленых комнатах и улучшалось в красных. Буйные холерики успокаивались в комнатах с синими шторами. Получается, например, что под воздействием сине-зеленых цветов и холерик может стать почти флегматиком и т.д. Так внешний цвет или устраняет, или ослабляет цвет внутренний, цвет-раздражитель. Так цвета одежд, которые мы выбираем, воспитывают нас. Так мы живем.
Положим, мы выбираем синий цвет штор или одежды, вместе с которым неосознанно ожидаем от окружения прохладу и определенную дистанцию отношений, нечто неземное и идеальное, душу и дух, как пишет о принципах выбора синего цвета У. Бер. Вместе с тем, мы особо подчеркиваем, что ни в коем случае предпочтительный цвет сам по себе не может свидетельствовать о направленности, темпераменте, или характере человека. Как показано ниже, и эти, и цветовые характеристики амбивалентны и, строго говоря, могут быть получены только после обработки хром-тестов, и (по результатам тестирования) рассчитаны для определенных доминант и функций заданных компонентов интеллекта.

Комментарии закрыты.